◄ Назад
▲ Вверх
▼ Вниз

Религия эзотерика философия анекдоты и демотиваторы на религиозном форуме и не только религиозном форуме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Калинаускас - Игры, в которые играет Я

Сообщений 41 страница 43 из 43

41

БЕСЕДА ВТОРАЯ

истинно духовное положение человека — это сочетание беспощадного реализма с беспощадной же устремленностью.

Свернутый текст

Для того чтобы стать реалистом, нужно приложить много усилий. нужно научиться где-то там, на границе между сознанием и подсознанием, постоянно иметь этот фон, фон реального Мира в его максимальном объеме. Нужно жить в нем, в этом огромном Мире, где бесконечность, в Мире, где все сжигающий огонь, в Мире, где леденящий холод, в Мире, где звучат всевозможные вибрации, в Мире, где люди рождаются и умирают, убивают и спасают. Не зря говорят, что смерть — большой учитель. Вот там еще есть шанс, что человек вдруг окажется психологически в реальном Мире.

МАКСИМАЛЬНЫЙ ОБЪЕМ БЫТИЯ
Никаких механизмов, никаких внешних стимулов, которые заставляли бы нас жить во всей полноте мироздания, нет. Потому что для того, чтобы сделать ее реальным внутренним бытием, необходимо постоянное усилие. Нужно научиться видеть себя на этом фоне.
Мы действительно живем во Вселенной. Это не фантазия. Живем на планете Земля. Мы действительно часть человечества.  И мы действительно все смертны. И в то же время мы живем во Вселенной. И одна маленькая штучка под названием «мозг», маленькая даже по отношению к нашему телу, в состоянии все вместить. В состоянии. Должна быть изнутри выращенная устремленность, потому что извне это никто в вас не запихнет.
Когда человек действительно психологически реально начинает жить во всей полноте мироздания, он созревает и реально, в том числе уже и физически, начинает соответствовать этому самому мирозданию. Голограмма... И тогда между воспринимающим Мир и самим Миром возникает состояние резонанса.

ОБЪЕМЫ ДВУХ РЕАЛЬНОСТЕЙ
Главная задача внутренней работы над субъективной реальностью, подчеркивали мы, состоит в том, чтобы вынести свое неделимое, недифференцируемое Я, осознающее «Я есмь», в психологически пустое пространство. Представьте себе, что вы уже это сделали, что ваше Я находится ни в чем, нигде, никогда, в пустом месте. Тогда перед ним или вокруг него оказывается вся субъективная и объективная реальность.
С этого момента мы можем увидеть, что они равны. Что объективная реальность существует для человека в том объеме, который вмещает в себя субъективная реальность. Человек может знать, что существует бесконечная Вселенная, и может даже соглашаться и верить, что она расширяется и пульсирует, но это не значит, что это психологически объективная для него реальность. Ведь он никак не учитывает ее ни в мыслях своих, ни в чувствах, ни в поступках. Потому что его субъективная осознаваемая реальность и объективная реальность, которая для него жизненно реальна, всегда равны.
Только когда наше Я находится не в пустом психологическом пространстве, а помещено в центр субъективной реальности, тогда возникает иллюзия неравенства. Начинаются такие игры. Почему? Потому что наше Я помещено где-то внутри субъективной реальности. Стоит только чисто психологически, внутренне переставить свое осознающее Я в психологически пустое пространство, как вы сразу увидите, что эти вещи сравниваются. И чем дольше вы удерживаете свое Я в пустом психологическом пространстве, тем объемнее, целостнее и шире становится ваша субъективная реальность. Потому что, свободная от помещенного в нее Я, она начинает расширяться за счет вытесненного в подсознание материала. И неизбежно вместе с ее раскрытием происходит для вас раскрытие объективной реальности. Когда же и та и другая реальность в объеме достигают полноты, происходит то, что называется освобождением.

Я - ПУСТОЕ В ПУСТОМ
Казалось бы, очень просто. В описании. Берем свое Я, выносим в психологически пустое пространство, все остальное размещается вне этого Я — и все. Но наш опыт свидетельствует о том, что даже на минуту (60 секунд) это трудно сделать.
Касаясь растождествления, мы убедились, что покинуть внутреннюю свою реальность даже на очень короткий промежуток времени, доставить свое Я в не привязанную ни к чему ситуацию безумно трудно. Нужно быть абсолютно в нем уверенным. В том, что оно все это удержит.
Проблема лишь в одном: сделать это. Мешает элементарный страх — если я выведу свое Я в пустое пространство, как оно все это, то есть самотождественность, удержит? Получается парадокс. С одной стороны, мы уже согласны с методом качественных структур, говорим, что целое, его качественная внутренняя определенность, выражается через понятие точки координатора, нулевую позицию. Говорим также, что у человека такой точкой координатора, нулевой, пустой, недифференцирующейся, является его осознающее Я. Значит, Я и нужно поместить в эту точку. И тогда ты — целый. Ты есть целое.
Но когда мы психологически открываем, что помещение своего осознающего Я в эту точку есть помещение его в пустое пространство, в ничто, в никуда, вот тут наше логическое суждение ничего не в состоянии сделать с нашим психологическим переживанием. По той простой причине, что мы еще не реалисты.
В этом объеме он не может иметь дело с реальностью напрямую. Он имеет дело с реальностью только опосредствованно, ибо его Я, находясь в субъективной реальности, не может установить непосредственный контакт с объективной реальностью. И значит, между моим Я и реальностью как таковой находится целый кусок субъективной реальности.
Это и есть покрывало Майи, занавес, запотевшее стекло. Оно может быть увеличительное или уменьшительное (чаще — уменьшительное). И тогда мне хорошо, легко. Потому что я могу не только не помнить своим логическим умом, но и не воспринимать своим образным умом, не видеть Мира, в котором живу. А видеть мир, который придумал. Именно в нем мне хорошо.
Вот в таком Мире наша жизнь начинается, проходит и кончается. И когда человек говорит: «Я хочу достичь Бога (истину Мира, самого себя)», он в большинстве случаев не имеет представления о том, что говорит. А у вас пока нет еще и настоящего желания жить в этом Мире. Вы еще все-таки там, где-то в глубине, надеетесь из всего этого выстроить себе фантастический мир. Более симпатичный и защищенный, чем был. Не ставлю под сомнение искренность вашего желания. Я размышляю о том, как его реализовать.

ЗАКОНЫ ПОСЛЕДНЕГО ШАГА
Собственно говоря, давно ведь сказано: «В темной, как темнота, темноте, в пустой, как пустота, пустоте жил да был Бог». Значит, сотворение мироздания начинается с того, что Бог помещается в то место, где ему положено быть... В место, где находится творец, то есть наше Я. Значит, оно должно оказаться у себя дома. Вопреки всему семантическому полю понятия «дом», дом нашего Я — это ничего, нигде и никогда. В пустой, как пустота, пустоте.
В прежние времена тут действовала очень хорошая «морковка». Говорилось, что вот так можно обрести бессмертие. Естественно, в пустой, как пустота, пустоте нечленимое Я ощущает себя бессмертным.
Стоит только проделать эту процедуру, как ваш инструментарий начинает жить, расти, развиваться уже совершенно по другим законам. Мы не можем говорить, что при этом вся психофизиология меняется — хотя в каком- то смысле это так.  А психологически появляется необходимая метаструктура, позволяющая соединить, реально интегрировать в себе вот это: субъект-объект. И реально встать в позицию Диалога с Миром, воспринимая Мир как субъект.

ЦВЕТЫ У ДОРОГИ
Возникает план, замысел организовать свою внутреннюю реальность более качественно. Он может быть осуществлен частично, и тогда мы получим различные варианты и уровни приближения. Становится понятно, почему всякие там сиддхи или экстрасенсорные способности во все времена, во всех серьезных ситуациях назывались «цветами у дороги». Ведь это остановка, недоосуществление замысла. И в то же время — необходимый и неизбежный продукт на пути реализации такого замысла.
Скажу больше, попробуйте всерьез посвятить сутки тому, чтобы постоянно держать внутри себя фон: весь живой город, не картинку архитектуры, а именно живой — с людьми, смертями, рождениями, болезнями, радостями, любовью и т. д. и т. п. Держать его в себе и себя на этом фоне. К концу суток у вас уже сиддхи появятся. Пара штук точно прорвется... При вашей технической подготовке. Осталось последнее — стабильное самосознание в полном смысле этого выражения. В полном его объеме. Вытащить себя оттуда. Вытащить домой, в пустоту. Не испугавшись, грамотно, понимая, что это ваш дом.
Делать это усилие постоянно, пусть сначала 10, 20, 30 секунд, но, повторяю, постоянно, ведь каждая секунда в этом состоянии весома. Потому что она дает возможность хоть на мгновение, но увидеть реальность.
Увидеть, ощутить, прочувствовать, даже успеть подумать о ней...
Знание — большая сила, незнание — тоже большая сила, а вот невежество — это всегда слабость.

ТАЙНА РЕАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ
Из всего, о чем говорили, уже следует логический вывод: тайна реального действия в том, что ее нет. Просто есть реальное и нереальное. Если вы пребываете в реальном, то любое ваше действие реально, если в нереальном — любое ваше действие нереально. Хотя оно может соответствовать описанию Мира, тому описанию, которого вы придерживаетесь и которое разделяют с вами ваши знакомые.
Но для этого нужно выловить себя и из внешних, и из внутренних обусловленностей. Тогда мы будем иметь точку опоры. Неистребимую, неуничтожимую, не поддающуюся ничему внешнему. Вот тогда все, чему вы учились, все, что вы прочитали, все, чему вы еще научитесь и что прочитаете, пригодится, раскроется, как раскрывается бутон.
...Потому что внутри толпа шумит, за ней ничего не слышно. И найти себя почти невозможно. Своего голоса человек не слышит, а иногда уже и боится услышать. Потому и тишины боится... Только в необусловленности весь этот айсберг, вся эта глыба, которая в вас уже есть, сформирована, весь этот объем, который заложен, который вы же сами и добывали, сможет реализоваться.

ЕДИНСТВЕННАЯ ЗАДАЧА
Значит, задача номер один или, точнее, единственная — поместить свое Я в свой дом. Найти его и обжиться в нем. Там совсем не плохо и совсем не страшно. Потому что Я ничего не боится. Боятся личность, индивидуальность, совокупность конвенциональных программ, сенсорные привычки, мыслительные потоки. А это вот «Я есть» ничего не боится. Это кристалл. Это высшая точка, доступная развитию человека, человеческого сознания, самосознания. Оторваться от природы, вылезти из растворенности в Мире, когда нет тебя, когда ты просто слит с этим... И вылупиться оттуда, родиться. Родиться и увидеть, что вот оно Я, малюпусенькое существо, с ограниченным сроком жизни. И вот она — Вселенная... И не сойти с ума.
Прожить эти сто, двести тысяч лет и уже сорок тысяч лет обладать сознанием развитым. Представьте этого человека как одного. Через что он прошел! Как вылупливался, в каком смертном ужасе... Пройти этот путь до конца — это и есть духовность. Ничего загадочного. Просто — пройти его до конца. Раз уж вы задумывались над этим, раз уж оказались тут, если вас что-то не устраивает в растворенности...
Ведь вся история человека — это история «вылупления». Сначала он вылупился из племени, потом он вылупился из места жительства, потом он вылупился из национальности, потом из пространства Земли и т. д.  Еще он не может сам по себе, без всех. Он и Вселенная! Не получается.

То, на что вы замахнулись, то, что вас манит и тянет, — вот это... Сделать пару шагов вперед. Не дожидаясь, будут ли следующие воплощения — не будут... И сколько жить осталось — тоже ведь неизвестно. Имеет смысл попробовать. Раз уж запахло этим, раз уже хочется — так давайте вперед, действуйте! Организуйте свои ситуации. Вы все уже умеете. Срежиссируйте. Чтоб вам вокруг все помогало! Не спать помогало, а выполнить эту задачу — вылупиться из самого себя. Вы уже, каждый сам по себе, что-то обозначаете. А теперь надо вылупиться из самого себя, непонятного себя, туманного, какого-то расплывчатого себя. И вы родились. Вы дома...
Устремленность! К беспощадному реализму нужна еще беспощадная устремленность. Даже в каком-то смысле смешная, наивная, детская (можно любое слово придумать), романтическая... Есть две формы такие: одна светит, другая греет. Тогда получится. Может получиться. Все для этого есть...

0

42

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ
ЧТО ТАКОЕ ЧЕЛОВЕК?

Свернутый текст

...Так что же там, за пределами механизма? Ничего... кроме Я. Все остальное — механизмы. Ну а тело? Тело — субстанция биологическая, оно все равно было бы, если бы вас родили и отдали на воспитание корове. Да, тело было бы, но вас бы не было...
Есть один-единственный драгоценный подарок, за который не берут денег и который не является функцией и кнопочным механизмом, — это Я. Если человек воспользовался этим подарком, тогда можно говорить о чем-то, не включаемом извне, не являющемся механическим, внешне обусловленным, можно говорить о какой-то активности действительной, а не спровоцированной, то есть не реактивной, а истинной. Больше нет ничего.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ Я
Всякое множество имеет разбросы в разные стороны. Мозг — вещь сложная, уникальная. Двух одинаковых отпечатков пальцев нет, а уж мозгов тем более... И эта уникальность в чем-то проявляется, хотя бы в этих отпечатках пальцев, еще в каких-то вещах. То есть во внешнем Мире тоже есть намек на индивидуальность. И в культуре. Во всем процессе социализации вдруг случайно просачиваются какие-то влияния, идущие совсем из другого места.  Мы понимаем, что есть место за пределами Великого Среднего и что влияния, идущие из этого места, так или иначе проникают в культуру.
...Ведь эта штука, будучи жизненно важной для работы механизма, окружена очень красивой и сложной, интересно построенной защитой, потрясающей защитой, причем у каждого свои варианты этой защиты...
Конечно, есть способы прорваться сквозь защиту. Просто разломать ее нет никакого смысла, надо прорваться так, чтобы на этом месте человек был в состоянии что-то построить, вернее, построить только одно — «Я есмь».

СДЕЛАННЫЕ ВЕЩИ
Мы все, достаточно образованные и не лишенные способности логически мыслить люди, никак не можем признать для самих себя факт, что Я — сделанная вещь. Это нас оскорбляет. Но ведь оскорбление — тоже сделанная вещь. Избавьтесь от него, и вы уже не совсем вещь, вы уже немножко Вы. Вы уже начали вылупливаться, вы в яйце, и там, за яйцом, что-то есть. А если это вас по-прежнему оскорбляет, у вас шансов ноль...
К реальности нужно относиться как к реальности. Она не хорошая и не плохая. Она такова. Но в нас вмонтирована такая штуковина, которая делает ценностное отношение сверхценностью. Плохо или хорошо, что человек сделан? Так есть. И если по каким-либо причинам вас не устраивает ваша машина, может, есть смысл довести дело до конца и заняться этой машиной самому... Сесть за руль и поехать. Куда?

БЕСЕДА ЧЕТВЕРТАЯ
         
если мы имеем перед собой идеальную модель, то находимся в ситуации максимального напряжения, потому что должны подогнать себя под эту идеальную модель, максимально к ней приблизиться.
Отсюда желание создать иерархию идеалов, которые в конечном итоге завершаются все-таки одним, наивысшим.
Мы с вами не говорили о том, какая колоссальная энергия тратится на вытеснение самого факта конечности жизни, то есть страх того, что можно чего-то не успеть.
Этот же механизм переносится и на трансцендентальную жизнь, то есть жизнь в духе. Казалось бы, человек создал идею духовной жизни ради того, чтобы в этом, пусть субъективном, мистическом, оккультном, пространстве избавиться от постоянного ощущения принуждения. Но и туда он переносит все эти механизмы, и там появляются Мы и соревнование, потому что есть иерархия. Одним словом, модель жизни с успехом переносится и туда. В результате получается полный повтор.
когда мы сталкиваемся с информацией, идущей из жизни, действительно по-другому организованной, мы подменяем зов стать одним, цельным, единственным званием Победителя.

МЕХАНИЗМ ПОИСКА
Третий враг человека знания — усталость, депрессия, так как, идя по этому пути, он все время лишается механизмов. А лишаясь их, он должен постоянно вырабатывать в себе активное начало, которое сталкивается со все более сложными проблемами — и внешними, и внутренними. Эти проблемы должны решаться своими, неизвестными заранее путями.

ДРОБНОЕ СОЗНАНИЕ
Почему у нас дробное сознание, почему оно расколото на куски? Да потому, что мы все время сами пытаемся так его расколоть, чтоб не увидеть тотальности этого механизма, чтоб все время создавать себе возможность для иллюзий по поводу свободы своего существования, своих чувств.
Если знания, интеллект нас все время движут ко все большему пониманию детерминированности, предопределенности, то эмоционально мы все больше пытаемся создать себе иллюзию, что этого нет... Но создавать ее все труднее и труднее.

БЕСЕДА ПЯТАЯ

Я хочу, чтобы вы все время могли смотреть в зеркало минимального искажения того, куда вы стремитесь, чего вы пожелали.
Но ведь совсем не обязательно дойти до конца, тут нет такого: дошел — победил, не дошел — проиграл. Если есть желание, то дойдете обязательно, не в этот раз, так в следующий... Но, напрягая усилия, мобилизуя все, что мы имеем, следует помнить: смысл попасть домой, единственный смысл — оказаться в пустоте. Потому что пустота — это и есть дом Мира и человека, общий дом. 

БЕСЕДА ШЕСТАЯ
УМЕЕМ ЛИ ПЕРЕЖИВАТЬ

Мы не знаем, что такое любовь к Другому. Мы не знаем даже, что такое любовь к самому себе. Мы не знаем, что такое любовь к Миру. То, что мы называем этими словами, — это тень теней.
Суть в том, чтобы выйти в тотальное состояние, в котором как бы уже нет эмоций, но нет и мыслей. Для этого необходимы та переплавка, та внутренняя интеграция, слитность тотального нашего существа, которая недостижима с помощью логического, описательного сознания.
Должен сказать, что классическая музыка (сама по себе будучи выражением эмоционально-чувственного мира) позволяет человеку, живущему в мире музыки, создать достаточно развитую эмоциональную структуру психики.
Ведь мы большие хитрецы по отношению к себе, мы тщательно скрываем от себя, что духовность нам чудится как некий способ быстрого самооправдания, способ реализации желания быстро вырасти в собственных глазах, реализовать главную потребность — повысить самооценку. Мы видим в ней некое уникальное психотерапевтическое средство, а не работу.

ХОРОШО, НО ТЯЖЕЛО
Вопросов много разных и более тонких по форме. Но по существу все они сводятся к двум: не напугаю ли я окружающих, потому что уже буду другим? Не буду ли я в слишком хорошем самочувствии, чтобы у меня было желание что-либо контролировать в реализации своих чувственных интересов?

СМЕРТЬ И ЛЮБОВЬ
Что с этим делать? Совет простой: любить, и как можно больше, как можно смелее. Любить людей, любить природу, музыку, Космос, Землю, страдать как можно больше и радоваться как можно больше, глубже... Ничего нового здесь нет — все об этом знают, но никто не делает.
Версия, разработанная П. В. Симоновым, состоит в том, что одна из функций эмоции — перекрытие ситуации информационного дефицита. То есть когда я не имею полной гарантии будущего, то единственный способ совершить действие — опереться на эмоцию. Но поскольку мы с вами знаем, что ситуация духовная — это ситуация принципиально постоянного пребывания перед лицом неизвестного, негарантированного, постоянно творческая, здесь опять есть о чем поразмыслить.
Не зря у многих народов мира существует сравнение — между любовью и смертью. О любви можно сказать: «крепка как смерть». И о смерти можно сказать: «крепка как любовь». Народная интуиция ощущает и сохраняет в своем предании то переживание, которое испытывали люди, входившие в царство Любви, — переживание личной смерти. Или, как модно сейчас говорить, — смерти эго. Я бы сказал: смерти эгоцентрического мироощущения.
Человек, вошедший в Любовь, принципиально не может сохранить эгоцентрическую картину мировосприятия и мироощущения. Происходит переход в качественно иное бытие. Вот вы часто спрашиваете: от чего прежде всего, зависит преодоление разрыва между уровнем знания и уровнем бытия? Одной из главнейших необходимостей такого преодоления является Любовь.
Вы помните, я говорил, что современный человек не может верить, так как в нем нет ничего, что могло бы верить. Потому что он не может любить. Только в мире Любви существует Вера. В мире разума существует лишь доверие — то, что до веры, перед ней, — преддверие.
Ситуация, еще раз повторяю, практически безнадежная, не абсолютно безнадежная (она не может быть таковой, поскольку есть потенциальность и она здесь присутствует), а практически потому, что это требует колоссального труда. Колоссального. У вас нет сил.
И в то же время у многих из вас есть дерзость, и это хорошо, ведь дерзость — тоже признак любви. Ибо сказано: «Боящийся не совершенен в любви». Первый враг человека знания — страх, и первый враг человека Любви — страх. Здесь эти препятствия сходятся.
Я лично уверен, что двадцать лет жизни — цена небольшая. Нет, я настроен достаточно оптимистически. Но вот эту ситуацию трезво оцениваю как очень сложную.

ЛЮБОВЬ - РАБОТА
Как и все настоящее, Любовь — большая и трудная работа. В человеческом языке нет более адекватного слова. Работа в смысле творческого труда, такого труда, в котором человек не смотрит на часы — закончился рабочий день или нет. Такого труда, когда человек забывает об отдыхе и не нуждается в нем. В этом смысле работа. Работа есть творчество. Работа — это когда Микеланджело не может оторваться от статуи, падая около нее от усталости, забывая есть, пить, спать, потому что перед ним — Работа. Ее он не может не сделать. И тогда нам тоже откроется дверь, за которой Любовь. Другого способа, принципиально другого, нет. Надо жить.

0

43

БЕСЕДА СЕДЬМАЯ

Любовь, в любом ее проявлении, — это всегда снятие дистанции между собой и тем, куда направлена Любовь. Что такое снять дистанцию? Это значит полностью изъять любое, даже самое тонкое проявление страха. Дать прикоснуться к себе в самой сокровенной глубине своего существа.

ЛЮБИТЬ СЕБЯ...

Свернутый текст

Принять Мир и принять себя — задачи соразмерные. Не сделав этого, не войдешь в мир Любви. Можно только любоваться отдельными лучиками, пробивающимися оттуда в нашу жизнь.
Для того чтобы помочь вам в этом сошествии, и существует инструментальная Я-концепция и растождествление с инструментальной своей составляющей. Человек в процессе растождествления с инструментом познает, осознает, что инструмент обладает собственной инерцией, собственной устойчивостью, своим собственным (в некотором смысле) разумом, но автоматизированным.

ЛЮБОВЬ - ПРЕДДВЕРИЕ СВОБОДЫ
Только через Любовь мы можем прикоснуться к третьему уровню реальности (к тому, что называли этим словом) как к реальному, ощутимому, наполненному жизнью. Только Любовь может сделать очень-очень абстрактные понятия живой плотью.
  Мир Любви — это взрыв, в котором рождается Вселенная. Это такое количество энергии чувств, которое превосходит самый смелый ваш запрос. Это не струйка, текущая из крана по моему желанию: сколько открутил — столько и течет. Это цунами, извержение вулкана.
Я не зря вам так часто повторяю, что духовный путь, большая его часть, — это путь к себе. Путь к бесконечности себя, к принятию себя таковым.

ЗАЧЕМ ВСЕ ЭТО?
Зачем такая огромная вселенная внутри?
Бессмысленность этого вопроса обнажается очень просто, когда мы рядом с ним поставим другой вопрос: зачем такая огромная Вселенная снаружи? Ни зачем. Она такая. И мы такие...
Эту уверенность в собственном существовании мы с вами и называем стабильным самосознанием. А если нет этой уверенности, то невозможно принять себя таким, каков есть. И Мир принять невозможно. О какой Любви в судорогах страха можно говорить?
Сквозь страхи, заборчики, загородки, охранительные механизмы, сквозь счастливую и несчастную жизнь, — в каждом из нас время от времени прорывается этот голос Любви. Потому что мы такие, мы «такое дерево» с бесконечной субъективной реальностью. Если мы можем прятаться от объективной реальности (иногда это удается), организовав более или менее уютную жизнь, закрытую, защищенную, то спрятаться от своей субъективной реальности просто некуда.
Любовь нельзя носить про запас. И чем больше вы пробуждаете Любовь в себе, тем дальше, прекраснее, совершеннее загоняете себя в безвыходное положение, то есть в положение, из которого есть только один выход — стать «Я есть». Хотя сознание вам подшептывает: «Ничего, ничего, мы отсюда возьмем только то, что нужно взять, а остального ничего не возьмем». Любовь не делится на части, нельзя отрезать от нее кусочек для какого-то отдельного употребления. Еще раз повторяю: Любовь и Истина не делятся, по сути своей они тотальны.
Знание, оно все-таки не столь беспощадно, как Любовь.
Я где-то читал, что человек может помыслить, как защититься от холода Космоса, а вот как защититься от огня Космоса, он даже представить себе не может. В этом огне исчезает всякое понятие о веществе, о какой-то оформленности. Так вот, вхождение в мир Любви — это восхождение внутрь все сжигающего огня. И все-таки я вам не скажу — не надо. Можете? Хотите? Действуйте!

БЕСЕДА ДЕВЯТАЯ

А вы говорите — царство Свободы. Что вы будете делать с этой свободой? Быть свободным — значит не иметь гарантий, никаких. Да их и нет вообще. Есть несвобода, вот в ней и гарантии. Гарантия — это орудие несвободы, это главное орудие несвободы. У Свободы нет гарантий, они ей просто не нужны.

БЕСЕДА ДЕСЯТАЯ

То есть открывается пространство Присутствия, в котором, как волны или сгущения-разряжения, возникают, развиваются и опять сливаются с Присутствием события. Но это события, которые воспринять можно только как некий объем. Это такое место, где все и ничего действительно соединяются. Не пустое и не заполненное. Можно сказать, что там нет индивидуального Я, а можно сказать, что только там оно и есть.
Я, как и вы, прочитал, наверное, несколько десятков описаний этого переживания, сделанных в разные времена и разными людьми. ...А здесь мир, в котором принципиально невозможно даже поставить такой вопрос: из чего? Он ни из чего не состоит, непрерывен в любом измерении, не имеет частей, он тотален, и в то же время в нем все присутствует.
Можно вспомнить одну из самых изощренных картин Мира, описанных в работе Тартанга Тулку, — «Пространство, Время, Знание». Но там Мир, о котором говорит Тулку, состоит из действия: «время разворачивает знания в пространстве», в котором есть некие три составляющие этого предельного для Тартанга Тулку Мира.
Пространство, рождающее чувство максимального удаления. Я бы так это назвал — именно максимального удаления начала от конца, растяжения себя. Потому что если появляется чувство глубины, то сразу возникает желание погружения в нее. Здесь нет погружения в нее — есть разворачивание себя в Мире и Мира в себе. Это максимальный разворот, когда нет ничего нераскрытого, когда все раскрыто. Или когда нет скрытого, если пользоваться отрицательным определением. Тогда приходит Присутствие.
И когда оно приходит, то, будучи бескачественным, постепенно становится тем, что можно назвать плотью смысла... Вкушая эту плоть, пропитываясь ею, ты как бы заново начинаешь входить в Мир жизни... И жизнь, в которую ты начинаешь входить и которая начинает входить в тебя, — это как бы другая жизнь. Потому что это жизнь, где все раскрыто... Раскрытость приводит к такому видению, что живое, истинно живое есть только то, что выросло из тайны. Что суть, ткань живая образуется только там, где есть тайна.

ТАЙНА И ПРИСУТСТВИЕ
Тут, наверное, нужно попытаться передать, что без этой полной раскрытости нет тайны... Тайна и Присутствие как-то интимно соединены. Тайна не есть недосказанность или невысказанность, так же как Присутствие не есть наличие или какая-то явленность. Очевидно, можно сказать, что тайна есть некий сгусток Присутствия, некая плоть Присутствия, сконцентрированная в чем-то единичном.
Можно сказать, что это есть некая предельно достижимая психическая реальность, в которой никакие дальнейшие действия невозможны. И поэтому появляется состояние определенной беспомощности, переживания обнаружения конечности психической реальности.
И тогда дальше произойдет все по расписанию: появятся «материалисты», которые скажут, что таковы законы психической реальности, и появятся «идеалисты» со своей точкой зрения: «Таково явление духа». А можно определить и так: тот факт, что все действенные пути оканчиваются вот таким переживанием, говорит о том, что человек един. В каком бы времени, в какой бы культуре, в какой бы традиции мы ни стали на путь — мы придем, если дойдем до конца, к одному переживанию. Вероятно, это есть некое причащение к предельно общему. Но все, кто пытался искренне сообщить об этом, все-таки сообщали, что для них это — начало, явление некоего другого бытия. Бытия — в смысле «в самом себе бытия», и бытия как такового, и некоего невысказываемого смысла, некоей полностью открытой тайны.
Может быть, суть сказанного еще точнее передает такое парадоксальное выражение: Мир полностью раскрыт, ты полностью раскрыт, и сам факт полного раскрытия — взаимный. Он как бы содержит в себе эту тайну. Нет, она как бы там. И ты можешь принять ее в себя на хранение... и тогда она рождает в тебе некое живое бытие, в котором одинаково реально и одинаково абстрактно, одинаково конкретно и одинаково обобщенно звучат, скажем, такие понятия, как «щи» и «Бог», «нога» и «Дух». Кажется, у Сэлинджера речь идет о мальчике, который однажды смотрел, как сестра пьет молоко, и вдруг увидел, как Бог льет Бога в Бога. «Слово в Слове, обращенное к Слову». Можно сказать вслед за другими, что это — пространство света. Но тогда я бы от себя добавил: льющегося света, по аналогии с тем, что происходит, когда открываешь окно. Распахнешь его — и свет польется...
Наверное, самым близким к точному будет определение: это такой Мир, такое пространство, где ты раскрылся и Мир раскрылся. И ты тут уже не можешь расчленить, провести черту между субъективной и объективной реальностями.
Приглашение в Присутствие. Не в виде чьего-то желания пригласить, а оно таково, и любая явленность, просвечиваясь Присутствием, становится приглашением вот к этому...
Наступает такая пульсация в этом развороте, и серьезность становится такой же лживой, как и несерьезность.
Я сейчас переживаю состояние барьера, у меня все сжимается и разжимается, пульсирует — от Присутствия до явленности.
Тут надо молиться... медитировать, танцевать, кричать, впадать и выпадать из экстаза... умирать, рождаться... лгать и говорить правду... Надо просто быть — и все.
Это последняя искренность, дальше нет искренности и неискренности.
И в тех условных словах, которые использую внутри себя, впервые могу сказать, что стал свободным.
Присутствие приглашает вас, всех и вообще всё...
Присутствие есть всегда, оно не закрыто ни для кого, оно есть бесконечное приключение, до самой смерти... а может быть, даже за ней, не знаю. Но это совершенно неважно, совершенно...

0