Полемика, разгоревшаяся после выхода в Италии документального фильма Sex Crimes and the Vatican ("Сексуальные преступления и Ватикан") телекомпании "Би-би-си", вновь заставила вернуться к старой проблеме, на которую, казалось, социология уже давно нашла ответ. Какова численность священников – «педофилов»?

Историк и социолог Филип Дженкинс в ряде работ (в первую очередь, Pedophiles and Priests. Anatomy of a Contemporary Crisis; Moral panic. Changing Concepts of the Child Molester in Modern America; The New’Anticatholicism и др.) показал, что использование «народной» статистики – то есть, лишенной научной основы, родившейся во время ток-шоу или из пары газетных статей, – лежит у истоков возникновения «моральной паники», то есть ошибочного восприятия проблем – несомненно, совершенно реальных и серьезных – в силу сознательного преувеличения их масштабов.

Еще раз подчеркнем: статистика не облегчает страданий потерпевших. Даже один-единственный священник-педофил – это трагедия для Церкви и причина для принятия строжайших мер, на которые указывает Бенедикт XVI. Однако, при анализе проблемы социология не может игнорировать статистику, ведь именно анализ статистических данных позволяет найти причину того или иного явления...

Как замечает Дженкинс – не избегая антикатолической предвзятости – масс-медиа стали причиной необычайной путаницы вокруг самого термина «педофилия». В медицинских пособиях (среди которых – популярный "Справочник по диагностике и статистике психических расстройств") педофилия определяется как «повторяющаяся половая деятельность (взрослых) с детьми препубертатного возраста». Конечно, возраст полового созревания варьирует от случая к случаю, но те же источники – в целях статистики – считают «педофилией» половые отношения с детьми моложе 11 лет.

Когда термин «педофилия» употребляется для всех случаев половых отношений священников с несовершеннолетними, мы имеем дело попросту с бессмыслицей. Тридцатилетний священник, сбежавший с 16-летней прихожанкой, несомненно, тяжко нарушает принципы католической нравственности и, согласно законам многих стран, совершает преступление. Но педофилией назвать это никак нельзя. С технической точки зрения, этот термин не может применяться и в отношении к 12-летней девушке, каким бы мерзким и заслуживающим наказания ни был этот поступок.

Ни в одной стране, кроме США, не было проведено научно обоснованных статистических исследований о численности священников, вовлеченных в случаи педофилии (хотя в некоторых странах такие исследования начали проводиться, и первые цифры оказались ниже, чем американские).

Епископская конференция США учредила специальный орган по защите детей и молодых людей - National Review Board for the Protection of Children and Young People, который опубликовал в 2004 году «Отчет о кризисе Католической Церкви в США». Этот документ был официально передан журналистам, а антикатолические активисты опубликовали его в Интернете: http://www.priestsofdarkness.com/johnjayreport.pdf

Документальный фильм Sex Crimes and the Vatican повествует об истории National Review Board в сумрачных тонах, однако, сама полемика опирается на его выводы, то есть, на комментарии этого учреждения (предмет самых разных интерпретаций) к независимому статистическому исследованию, проведенному John Jay College of Criminal Justice Нью-Йоркского университета (CUNY), который не имеет отношения к Католической Церкви и единодушно признается наиболее авторитетным академическим учреждением США в области криминологии.

Таким образом, было бы справедливо рассматривать раздельно статистику John Jay College of Criminal Justice и комментарии National Review Board.

Эта статистика гласит, что в период с 1950 по 2002 год 4.392 американским священникам (из общего числа более 109.000) было предъявлено обвинение в сексуальных связях с несовершеннолетними. Из них чуть более ста был вынесен обвинительный приговор гражданского суда.

Такое небольшое число приговоров со стороны государства объясняется различными факторами. В некоторых случаях потерпевшие или предполагаемые потерпевшие предъявили обвинение к священникам уже после их смерти или по истечении срока давности. В других случаях обвинение и даже приговор не относятся к нарушению гражданского законодательства (например, в некоторых штатах США к таким случаям можно отнести связь по обоюдному согласию священника с девушкой – или с юношей – старше 16 лет).

Однако, National Review Board подвергли критике и за то, что он в своих комментариях недостаточно места уделил тому факту, что во многих нашумевших случаях была доказана невиновность священников: Дженкинс считает, что число таких случаев выросло начиная с 1990-х годов.

Цифры особо не изменились и в период с 2002 по 2007 гг. Уже исследование Jay College отмечало «значительное сокращение» случаев педофилии начиная с 2000 года. Новых расследований было мало, а приговоров еще меньше (результат твердой позиции американских епископов, а также суровых мер, предпринятых кардиналом Ратцингером, который в то время был префектом Конгрегации вероучения).

Можно ли сделать вывод из анализа Jay College, что 4 процента американских священников являются педофилами, как часто заявляют СМИ? Ни в коем случае. Согласно этим же данным, 78,2% обвинений касаются связей с несовершеннолетними, достигшими половой зрелости...

В США в период между 1955 и 2002 гг. судебный приговор по обвинению в педофилии получил в среднем 1 священник в год, что значительно расходится с заявлениями некоторых СМИ.

Дженкинс добавляет в свое исследование еще один элемент, не менее важный. Действительно ли Католическая Церковь является для педофилов особо благоприятной средой, а священство – «группой риска»? Для ответа на этот вопрос следовало бы сравнить статистику по католическим священникам, со статистикой по священнослужителям других вероисповеданий, школьным учителям и воспитателям в дошкольных учреждениях.

Для всех этих категорий, согласно Дженкинсу, не существует данных по количеству обвинений, собранных с такой же систематичностью, с какой изучается данный феномен среди католических священников. Однако данные по количеству приведенных в исполнение судебных приговоров показывают, что процент педофилов в этих категориях совпадает и иногда превышает их процент среди католических священников.

Согласно Дженкинсу, это опровергает, среди прочего, распространенный тезис о том, что в педофилии виноват священнический целибат. Священнослужители иных вероисповеданий и учителя в подавляющем большинстве состоят в браке, а процент педофилов, вина которых была доказана, среди них не меньше, чем среди священников Католической Церкви...

И хотя в нынешние времена это звучит неполиткорректно, статистика подтверждает, что риску педофилии больше всего подвержены гомосексуалисты. Несправедливо и абсурдно было бы утверждать, что все гомосексуалисты являются педофилами, но в действительности многие педофилы – гомосексуалисты.

По данным Jay College, 81 процент священников, обвиняемых в половой связи с несовершеннолетними в период 1950-2002, были нетрадиционной ориентации. Когда Бенедикт XVI призвал епископов США избегать рукоположения семинаристов, проявляющих гомосексуальные наклонности, те же самые СМИ, призывающие к строжайшим мерам по предупреждению педофилии, – в том включая такие крупные, как "Би-би-си", обвинили Папу... в гомофобии.

Перевод Серафимы Куц для ProCatholic.Ru
(Публикуется с сокращениями)

Еще по теме:
Жертва священника-педофила подает в суд на Ватикан и Папу Римского
Источник:
ProCatholic.Ru: Священники-педофилы: статистика опровергает мифы baznica.info