◄ Назад
▲ Вверх
▼ Вниз

Религия эзотерика философия анекдоты и демотиваторы на религиозном форуме и не только религиозном форуме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Автобиография.

Сообщений 1 страница 2 из 2

Опрос

Меня назвали унылым клоуном...так ли это?
Ты просто клоун.

100% - 1
Ты унылый но не смешной

0% - 0
Ты унылый клоун.

0% - 0
Голосов: 1

1

Николай Юдин.

КАТАРСИС.

Этюд 1. Кладбище.

Последний год моей жизни, меня интересует кладбищенская тематика, - для многих место скорби и отчаяния, печали и уныния, для меня светлое, наполненное особой аурой место, где когда нибудь и мне суждено упокоиться. Меня положат в гроб, предварительно одев мое мертвое тело в погребальный саван, и я стану одним из них, одним из обитателей сего сказочного места, почивших навеки, свободных от суеты и времени. Тишина и покой, страна вечного сна, место свободное от живых и их вечных неурядиц и проблем. Место последнего пристанища моего бренного и разлагающегося тела. И когда нибудь, возможно весь мир, вся планета Земля, превратится в одно большое кладбище, став мегаполисом, не оставившим живым места для дальнейшего размножения.
Будущее пролегает в мертвой зоне, зоне отчуждения и вечного, нескончаемого праздника.

Этюд 2. Будем знакомы.

Если кратко, то я - некрофил, причем самый, что ни наесть настоящий. Живу преимущественно ассоциациями, не только детскими, хотя преимущественно детскими, всегда имел склонность к воссозданию зрительных образов, от наблюдения за тем или иным объектом. Так как моя фантазия чрезвычайно развита, не любим обществом, и в социуме чувствую себя как правило, словно рыба выброшенная на берег.
Люблю думать о смерти, мечтать о смерти и ее составляющих, сейчас появилась идея для грандиозного проекта - собрать семнадцать трупов, облачить каждого мертвеца в монашеский балахон, рассадить каждого, вокруг круглого стола в центре комнаты, и создать в конечном итоге композицию, аля "Тайная Вечеря", как у Леонардо да Винчи.
Все мои мысли заняты изучением, и любованием предметов смерти, как правило обычно, мертвецов в разных стадиях разложения.

Этюд 3. Катакомбы Капуцинов.

История моего детства, до поры до времени не предвещала во мне такого рода, как это любят называть те же самые психиатры, отклонений. А потом начались смерти, смерти близких и родных, их было не то чтобы много, но они были. Суть заключается в том, что я не испытываю сострадания к другим, а порой даже к себе самому. Поэтому, когда два года назад умер мой отец, мне пришлось собственноручно в присутствии двух ребят из труповозки, упаковывать его тело в брезентовый мешок, и нести с пятого этажа до катафалка, что ждал внизу.
Поэтому, этот факт, сам собой показывает мое хладнокровное отношение к смерти. А мечта моя, быть похороненным в катакомбах Капуцинов, музее мертвых в Палермо, лишь следствие того, что это место манит и тянет меня к себе, ибо я чувствую свою принадлежность к нему. Нигде в другом месте я не согласен упокоиться. Для большинства любопытствующих здесь, это желание, эта мечта, не то что запретна к пониманию, но по меньшей степени отвратительна. Для меня, это цель, которую я рано или поздно достигну.
Я бы хотел вообще отгородить себя от живых, от их общения, от их присутствия в моей жизни в целом. Хочу, чтобы их место занимали мертвые, в разной стадии разложения трупы, имеющие каждый, свою собственную историю, историю жизни и смерти, и в своем молчаливом и непринужденном состоянии поведать мне, более красноречиво, чем любой живущий и продолжающий жить человек.

Этюд 4. Планы на будущее, ностальгия по прошлому…

Все кто думает, что Иисус добрый пастырь, ошибаются, ибо в надежде спастись, не уловили самого главного, Иисус со мной, а я далеко не добр. Помимо всего прочего, могу сказать, что человека убить очень сложно, чтобы не говорили и не показывали в кинематографе - это ересь. Мне повезло, как мне тогда казалось, что не упекли в психушку, но с высоты сегодняшнего дня, могу сказать, тот день когда я избил собственного деда граблями в кашу, я не забуду, я вкусил вкус крови, и даже после смерти я попытаюсь продолжит начатое, но уже с другими подопытными. Тогда кровь была повсюду, на ковре, на тумбочке и раскромсанное дедово лицо светилось ужасом, когда я раз за разом поднимал и опускал грабли....
А теперь представьте, сколько людей на свете не любят и не полюбят никогда, сколько из них настолько пусты в своей любви к жизни...
У каждого человека, есть цели и мечты, мои лежат в весьма отстраненной плоскости, чем им надлежит быть по существующим общечеловеческим нормам и моралям, но, есть загвоздка, в том, что все эти нормы и морали, уже давно попраны и оболганы их же составителями, то есть людьми в целом.
Я не знаю как это объяснить, но я отчетливо вижу себя погребенным в Катакомбах капуцинов, и от этого мне становится теплее на душе.

Этюд 5. Пробуждение.

Я в рваном и истлевшем саване, поднимаюсь из утробы земли, по мне ползают черви, въедаются в мою гниющую плоть. Я мертв, и в то же время жив...Обо мне забыли, забыли о моем существовании, и о моей улыбке, мое лицо изъедено паразитами, я мумифицировался и высох, но я живее всех живых...я снова с вами...роящиеся в глазницах опарыши, прокладывают себе путь в мой гниющий мозг, доедая на своем пути остатки препятствий в виде сочащейся кровью плоти...
Сквозь тонкую, почти пергаментную кожу просвечивают основания черепа, от улыбки не осталось и следа, теперь это напоминает больше звериный оскал, навеки запечатленный временем на моем лице...я бесчувственен, я пуст, но я жив, и в то же время забыт для вас и стерт из вашей жизни навсегда. Я всех забыл...кто вы?

Этюд 6. Пробуждение, часть вторая.

Я находился в комнате, в безмолвном окружении мертвецов, одетых в истлевшие саваны, с разной степенью разложения, красноречиво молчаливых и в то же время все понимающих, источающих омерзительный смрад по всему помещению. Их всех выкопал я, на последнем дыхании, заставил себя одного за другим затащить их к себе в комнату, приготовить стол, зажечь свечи и рассадить каждого из мертвецов вокруг себя. У меня запали глаза, а час назад я блевал кровью, осознавая при этом что скоро присоединюсь к своим невольным гостям...
Под ногами извиваясь и переплетаясь в замысловатые узлы, копошились черви, вылезшие наружу, почувствовав свободу от замкнутого пространства гробов их окружавшего, из почти истлевших и мумифицировавшихся тел покойников...словно просто заснувших и неподвижных, но до боли знакомых и родственных по духу друзей...

Этюд 7. Я так хочу быть погребенным...

Я морю себя голодом уже третий день, специально, все продумано и решено...
В скором времени я планирую умереть от истощения, пополнив когорту уже умерших и разлагающихся трупов. Меня похоронят на близлежащем кладбище, вопреки моему желания быть погребенным в Палермо, в катакомбах капуцинов. У родственников просто не хватит средств осуществить мою мечту, но где бы меня не закопали, я обрету то, что так давно искал, но при жизни было запретно, даже для вне гласных обсуждений с немногочисленными друзьями.
Я одинок среди живых, мне не интересны люди, скорее даже омерзительны, я их боюсь, боюсь смотреть им в глаза, боюсь находиться рядом, в толпе...но в скором времени, все изменится, когда меня не станет, я позабуду об одиночестве, и медленно но верно разлагаясь, превращаясь в прах, я стану одним из многих, но не единственным покойником на этой грешной земле.
Земля освобождает, очищает от суеты и ежедневного лицемерия самому себе.
В белом саване положат меня в гроб, и через какое то время, мое тело найдут черви и остальные паразиты, превращая мое тело в аморфный сгусток гниющего мяса. Это божественно и запредельно, но уже так близко...

Этюд 8. Воплощение...

Когда я сгнию в могиле, когда мое тело пройдет окончательную стадию разложения, когда воспоминания обо мне сотрутся временем, я стану по настоящему счастливым, даже если и не буду уже ничего чувствовать и знать.
Людей так много, но все они примитивны и похожи, пусты и нелепы в своих насущных ежедневных желаниях, они ничтожны и глупы в своем видении красоты и любви к этой стороне мира. Стороне живых, но слепых к истинному и конечному погружению в бездну.
Я хочу умереть, хочу сгнить в одном из многочисленных склепов или могил на городском кладбище, не видеть себя со стороны и не бояться завтрашнего дня.
Черви найдут меня, и изменят до неузнаваемости, превратят мое тело в кусок гноящегося и разлагающегося мяса, я потеряю глаза, глазные отверстия почти наверняка заполнят своим присутствием черви, пожирая друг друга на пути к мягким тканям моего когда то пытливого мозга...
А когда тело истлеет до конца, я останусь один... совсем один, я буду наслаждаться тишиной, вечной и безмятежной, сугубо личной...
Я не желаю жить, я не люблю себя живым, и не вижу смысла продолжать двигаться дальше...а пока что, мне остается писать такого рода главы, в свой все еще не оконченный дневник, на ходу удалять комментарии несведующих и не желающих понять меня людей. Они чужие....

Отредактировано Апостол николай (Понедельник, 22 ноября, 2010г. 20:20)

0

2

Апостол николай написал(а):

Я не желаю жить, я не люблю себя живым, и не вижу смысла продолжать двигаться дальше

Не удивительно, что пришлось умирать, или каяться. Не так ли, апостол?
Ибо почему, когда вы сидели с ним за одним столом (на тайной вечере) вы не остановили его. Чтобы он ни шёл на крест? Ибо ради вас, он делал это...
Так сильно хотели рая, спасения, власти, вечной жизни?  Вы хотели на чужом
...... в рай уехать?

0